Вет клиника Сотникова

Ветеринарная онкология. Криодеструкция

Албул Андрей Владимирович

Криодеструкция. С помощью жидкого азота ткани замораживаются до очень низких температур и опухолевые клетки погибают. Чаще используется этот метод для лечения опухолей кожи и ротовой полости животного. Этот метод имеет достаточно низкие риски осложнений и прост в применении, но не при всех видах опухолей.

Введение

В настоящий момент очень мало внимания уделяется проблеме профилактики и раннего лечения онкологических заболеваний. Чаще всего врачи имеют дело с достаточно крупными новообразованиями, зачастую злокачественного характера.

Хирургическое иссечение, электрокоагуляцию трудно назвать вполне адекватными способами удаления доброкачественных опухолей, если рассматривать их в качестве массового средства профилактики злокачественных новообразований.

Они не обладают необходимыми иммуностимулирующими противоопухолевыми эффектами, травматичны и болезненны, часто не дают возможности достичь желаемого косметического эффекта (Профессор Буланов Г.А., профессор Цыбусов С.Н.2003).

В отличие от описанных методов криодеструкция позволяет не только избавиться от новообразования, но и создаёт условия для активной иммунизации организма.

История

В России родоначальниками криохирургии в её нынешнем понимании были два учённых- клинициста – профессор Кандель Э.И. и выдающийся физик академик Шальников А.И. Кандель Э.И. (почти одновременно с американцем Coper I.) заинтересовался использованием низких температур в криохирургии. Экспериментальное изучение на животных показало, что криохирургическое воздействие применимо в ряде областей медицины, с помощью таких устройств мож­но воздействовать на патологические очаги в различных участках организма и при минимальной общей реакции подвергать их холодовому разрушению — деструкции — в различных (особенно труднодоступных) зонах. Экспериментальные исследования Канделя Э.И. показали, что при криодеструкции в печени происходит развитие очагов крионекроза. Он наблюдал отдельные печеночные клетки в состоянии некробиоза и жировой дистрофии, а в центре очага – некротизированные крупные вены с явлениями тромбоза. Мелкие сосуды при воздействии температурой от -40 до -196 °С с экспози­цией от 7 до 30 мин подвергаются некрозу. Остаётся каркас из коллагена. В крупных сосудах после оттаивания восстанавливается кровоток. Геморра­гические осложнения не наблюдались. Автор сделал вывод о целесообразно­сти использования метода в гепатологии. Долецкий  А.С. с помощью своего оригинального устройства проводил в эксперименте изучение заживления ран печени после криодеструкции (1975).

Основоположником криохирургии печени следует считать К.Stucke, кото­рый, начиная с 1966 г., в эксперименте и в клинике защищал метод и прогнози­ровал для него большое будущее в гепатологии. На XXIV Международном кон­грессе хирургов в Москве им был показан фильм, димонстрирущий разрушениев узла альвеококка в печени с помощью оригинального устройства (криодеструктора) (1971).

С этого времени в клинике хирургических болезней Томского медицин­ского института началось экспериментальное, а затем и кли­ническое изучение сверхнизких температур в хирургии печени и поджелу­дочной железы.

Парамонова Л.М. и Сало В.Н. в эксперименте детально изучили морфоло­гические изменения в печени, происходящие под влиянием сверхнизких температур. При проведении термометрии во время и после криодеструкции Грищенко В.И., Долецкий А.С. и Парамонова Л.М. выявили в области криовоздействия на печень три зоны (замораживания, охлаждения и гипотермии) и подробно выяснили, какие морфологические изменения происходят в каждой из них. В клинике была разработана оригинальная криохирургическая аппаратура, ко­торая изучена в эксперименте и внедрена в практику.

Суммируя результаты исследований Cooper I. (1964), Bellows J. (1967), Fraser I. (1967), Сироткиной М.П. (1970), Арьева Т.Я. (1973), Долецхого А.С. (1975), Йачеса А.И. (1978) и данные сотрудников клиники хирургических болезней СибГМУ, можно сформулировать преимущества криохирургическо­го воздействия.

Преимущества криохирургического метода воздействия 

  1. Метод позволяет полностью разрушить заданный объём тканей как на поверхности тела, так и в глубине органа.
  2. Очаг криодеструкции чётко ограничен от окружающих тканей и обладает «биологической инертностью», вызывая лишь минимальную перифокальную реакцию.
  3. Снижение температуры ткани, в первую очередь мозговой, позволяет создать временную обратимую блокаду нервной проводимости.
  4. Благодаря раннему разрушению чувствительных нервных окончаний метод малоболезненен и, как правило, не требует дополнительного обезболивания, что важно для лечения ослабленных больных и сокращения времени операции.
  5. Гемостатический эффект метода заключается в возможности бескровно проводить разрезы в зоне замораживания, а также предупреждать  диссеминацию злокачественных клеток.
  6. Возможна антииммунная реакция организма против выжившивших или рецидивных злокачественных клеток.
  7. Метод сочетается с другими методами воздействия – обычным хирургическим, лучевой терапией, химиотерапией.
  8. Криодеструкция не вызывает глубоких рубцовых процессов в очаге.
  9. Возможно проведение многократных повторных циклов воздействия.
  10. Криохирургический метод безопасен и прост в исполнении.

Все перечисленное делает использование криохирургического метода в клинике весьма заманчивым и перспективным. [Альперович Б.И. «Хирургия печени и желчных путей». Томск, 1997]

Механизмы действия замораживания, разрушающего патологическую ткань

Криодеструкцию называют самым естественным и физиологичным, если можно так выразиться, способом получения некроза, разрушения биологической ткани. Важно, что при ее осуществлении не происходит тепловой денатурации белков и нуклеиновых кислот. Повреждение связано с другими механизмами и обусловлено в основном изменениями, происходящими с водой, находящейся внутри и вне клетки. [Альперович Б.И. «Хирургия печени и желчных путей». Томск, 1997.] Понятно, что при охлаждении наступает фазовый переход, и вода из жидкого состояния превращается в лед. Клетки сдавливаются им. Сначала замерзает межклеточная жидкость, затем происходит внутриклеточное обледенение, а образующиеся и растущие по мере углубления замораживания кристаллы льда совершают вращательное движение вокруг центров кристаллизации. При этом твердыми кристаллами льда повреждаются, практически субмикроскопически «режутся» клеточные и внутриклеточные мембраны. Поэтому при осмотре и даже при гистологических исследованиях кусочка ткани, подвергнутого глубокому локальному охлаждению и сразу после него, никаких изменений в структуре ткани не отмечается. Крионекротические изменения возникают постепенно.

При криодеструкции биологическая ткань превращается в лед. Кровообращение, поступление кислорода, питательных веществ, тканевое дыхание и все биохимические процессы на время замораживания полностью останавливаются. В результате наступает гибель клеток, в которых были длительно парализованы все процессы жизнедеятельности, не могут возобновиться тепловые энергетические процессы в митохондриях.

В момент образования в ткани льда происходит резкий скачек осмотического давления в клетках, так как внеклеточная жидкость замерзает раньше и катионы солей устремляются через мембраны вовнутрь клетки. Такой осмотический шок биологические клетки пережить не могут.

Бытует мнение, что сверхнизкое охлаждение активизирует «ген смерти» клетки, поэтому ее гибель происходит медленно и планомерно, естественным физиологичным путем. [Коченов В.И. «Криологическаят профилактическая онкология». Н. Новгород, 2003].

Как обеспечить достаточную интенсивность криоповреждения?

Ответ на этот вопрос вытекает из приведенных механизмов криоповреждения биологической ткани. Разрушение тем интенсивнее, чем больше в ткани воды, клеточных элементов, чем быстрее было осуществлено замораживание, чем дольше находилась ткань в замороженном состоянии. Оно определяется  отрицательной абсолютной температурой, созданной в конкретной точке замораживаемой ткани, зависит от числа повторений замораживания-оттаивания.

Слизистый полип в полости носа, несмотря на то, что очень богат водой в отечной строме, к криоповреждению оказывается малочувствительным, так как в нем совсем мало клеточных элементов.

Пожалуй, решающее значение имеет скорость замораживания патологической ткани. Она должна быть не менее нескольких десятков градусов в минуту. При таком интенсивном охлаждении клеточные мембраны активно повреждаются льдом, и осмотический шок наносит непоправимый урон клеточным органеллам. Из этого вытекает необходимость обеспечения наиболее интенсивного теплообмена между криоинструментом и патологической тканью. Зона замораживания быстро растет в течение только  первых 1-3 минут аппликационного криовоздействия. Затем постепенно наступает тепловое равновесие между охлаждающими возможностями инструмента и теплопритоком от живой ткани. Дальнейшим медленным ростом зоны замораживания, если говорить о радикальной криодеструкции патологической ткани, можно пренебречь, поэтому необходимо обеспечивать достижение требуемой зоны замораживания быстро, на первых 1-1,5 - 3 минутах охлаждения, если это не удается, надо менять аппаратуру, подбирать инструментарий адекватной конструкции, прибегнуть к другим методикам криовоздействия. [Коченов В.И. «Криологическаят профилактическая онкология».  Н. Новгород, 2003].

Охлаждение ниже -60°С с последующим оттаиванием не может пережить ни одна биологическая клетка. Однако такая низкая температура достигается только в центре зоны замораживания, непосредственно около криоинструмента. Понятно, что в живом (постоянно активно согревающемся) организме температура на периферии и вокруг патологического очага не может быть столь низкой, иначе это вызвало бы слишком обширные разрушения окружающих здоровых тканей. В связи с этим понижение температуры на границе патологической и здоровой ткани необходимо осуществлять в пределах, минимально необходимых для криогенного разрушения всего патологического очага. Эти значения колеблются для разных видов тканей от температуры замерзания  (головной мозг) до -20°--30°С (кожа) [ Цуцаева А.А. «Холодовой стресс и биологические системы».Киев,1991]. Однако, обеспечивая охлаждение на границе кожной опухоли до -20°С, осуществлять это с последующим оттаиванием необходимо не менее трех раз. Многократное замораживание-оттаивание позволяет снизить летальную для патологической ткани температуру, найти своеобразный компромисс между стремлением как можно сильнее заморозить опухолевый очаг и необходимостью сохранить здоровые окружающие ткани.

Практически во всех ситуациях проведения криодеструкции важно обеспечить самопроизвольное (медленное и естественное) оттаивание патологической ткани. Никаких мероприятий по ускорению оттаивания замороженной  патологической ткани предпринимать не нужно. Это обеспечивает достаточно длительный период ишемии, повышает надежность разрушающего эффекта. Оттаивание может быть искусственно удлинено, если оставить холодный криоинструмент в контакте с замороженной тканью.

Взаимоотношение зон крионекроза, замораживания, гипотермии

Понятно, если на краю опухоли необходимо создать -20°С, а ткани обледеневают уже при –2°- -3°С, неизбежно создается слой замерзшей ткани на периферии зоны замораживания, в котором в последующем не наступит развитие крионекротических изменений. Одним словом, замораживать патологический очаг всегда необходимо шире и глубже по сравнению с его реальными размерами.

Основная сложность в работе криохирурга заключается в умении постоянно прогнозировать, по какой линии внутри зоны замораживания пройдет граница будущего крионекроза - демаркационная линия между обратимыми и необратимыми криогенными повреждениями. Ведь более или менее реально она проявится только через несколько дней, а судить окончательно о достаточности проведенной криодеструкции того или иного патологического образования можно будет  только через несколько недель или месяцев. Важно помнить, что температура существенно понижается в здоровых тканях и вокруг зоны замораживания, окружающие ткани неизбежно подвергаются гипотермии, а в пределах понижения температуры до +10° - +15° после криодеструкции временно возникает порой весьма значительная отечность тканей.

Теперь можно подвести итог описанию всех основных зон температурных изменений, визуально определяемых при замораживании и в послеоперационном периоде, в ходе криодеструкции. Это – зона или площадь теплопередачи (чаще это размеры криоаппликатора ), далее снаружи от очертаний аппликатора уже после проведения криодеструкции через несколько дней появится зона крионекроза, граница которой совпадает примерно с -20°С. Таким образом, зная расположение изотермы -20°С на пике периода охлаждения, в ходе криодеструкции можно прогнозировать расположение демаркационной линии. Еще дальше, снаружи от границы будущего возникновения крионекроза, при охлаждении располагается зона замораживания. В ходе криовоздействия она увеличивается, очень хорошо видна на поверхности практически всех тканей, это граница внутритканевого образования льда. Внутри зоны замораживания ткани становятся более светлыми и твердыми. Именно по зоне замораживания легче всего прогнозировать пределы будущего образования некротических изменений. Чем меньше разрушаемый очаг, чем выше скорость охлаждения, ниже температура аппликатора, меньше экспозиция и интенсивнее теплообмен; чем правильнее подобрана конфигурация аппликатора и методика охлаждения, тем меньшей ширины образуется слой замороженной биологической ткани, которая, хотя и обледенела, но криодеструкции в последующем не подвергнется. Таким образом, чем выше качество методики проведения криодеструкции, тем ближе совмещаются зона замораживания, видимая при операции, и граница будущего крионекроза. В замерзшей, но не подвергнутой криодеструкции ткани  на периферии зоны замораживания возникает в ближайшем послеоперационном периоде наиболее интенсивно выраженная отечность. В области, находящейся дальше со всех сторон от зоны замораживания и подвергшейся только гипотермии, возникает менее продолжительная и выраженная отечность в ближайшем послеоперационном периоде. В некоторых ситуациях осуществления глубокой криодеструкции необходимо купировать возникновение зоны гипотермии, так как отечность после операции вызывает порой серьезные осложнения. Например, после криодеструкции раковой опухоли гортани, отечность в гортаноглотке и в области устья пищевода вызывает дисфагию, затруднение при проглатывании, аспирацию пищи. [Коченов В.И. «Криологическая профилактическая онкология». Н. Новгород, 2003.]

Способы глубокого локального охлаждения патологических тканей

Их принципиально может быть только два: непосредственное воздействие на ткань жидким азотом или замораживание аппликатором, который активно или пассивно охлаждается жидким азотом. Однако вариаций этих способов много.

Непосредственное подведение жидкого азота к тканям, например, может быть осуществлено в форме погружения в жидкий азот замораживаемого объекта и в виде криоорошения – это воздействие на поверхность ткани струей жидкого азота, его насыщенными парами.

Применяют устройства, дозирующие попадание на ткань капель жидкого азота, они работают по принципу фломастера. Наконец с трудом, но возможно внутритканевое введение жидкого азота.

Аппликационное криовоздействие можно осуществить путем  погружения теплоемкого, например металлического, зонда в жидкий азот и приведением его в контакт с измененной тканью сразу же после извлечения из жидкого азота. При этом реализуется пассивное охлаждение криоинструмента.

303-5 Непосредственное погружение ткани в жидкий азот Криоорашение
В центре -Непосредственное погружение ткани в жидкий азот.
Справа -Криоорашение.

Если жидкий азот подается к внутренней поверхности пластины аппликатора с обеспечением его циркуляции по закрытым каналам канюли криоинструмента криогенным аппаратом, реализуется охлаждение активного типа. В этом случае криоаппликатор (за счет циркуляции хладоагента) может быть заранее максимально охлажден и после этого приведен в контакт с поверхностью ткани; а может быть прижат к ней теплым и затем охлажден в контакте с замораживаемым участком.

Пенетрационное криовоздействие является лишь вариантом аппликационного, когда тонкий аппликатор внедряется в глубину тканей. Возможно применение сочетания аппликационного и непосредственного охлаждения ткани жидким азотом, например, тубус, при помощи которого защищают окружающие ткани при криоорошении, неизбежно сам охлаждается и становится криоаппликатором.

В дальнейшем речь пойдет в основном об аппликационном криовоздействии, являющимся наиболее эффективным и безопасным.

Адгезивный эффект

Первоначально создается впечатление, что чем ниже заранее охладить криоинструмент, затем обеспечивать поддержание его сверхнизкой температуры за счет интенсивной циркуляции жидкого азота под давлением внутри канюли, а потом приложить такой криоинструмент, скажем, к опухоли и удерживать его там, тем лучших результатов замораживания мы добьемся. На практике все оказывается не так. При реализации описанного варианта криовоздействия, не смотря на то, что аппликатор максимально охлажден, не наступает качественного теплового контакта криоинструмента с тканью, теплопередача почти отсутствует, очень быстро наступает тепловое равновесие и глубокого локального замораживания в пределах, необходимых для разрушения злокачественной опухолевой ткани, может  не произойти. Однако прием лечебного воздействия предварительно максимально охлажденным аппликатором оказывается  необходим на практике при проведении криотерапии, когда  требуется лишь небольшая глубина замораживания, или при криодеструкции поверхностных патологических процессов. Для получения надежного и плотного теплового и механического контакта рабочей поверхности криоинструмента с тканью в ходе криодеструкции опухолей абсолютно необходимо всегда использовать адгезивный или, как его еще называют, адгезийный эффект. При наличии холодового прилипания металла криоаппликатора к подлежащей криодеструкции ткани наилучшим образом реализуются все параметры лечебного замораживания и теплопередачи.

Для проведения глубокого локального охлаждения в условиях наличия адгезийного эффекта криоаппликатор необходимо обязательно увлажнить, согреть и тёплым прижать к опухоли, лишь после этого обеспечивать его охлаждение циркуляцией жидкого азота внутри канюли, т.е. включать криогенный аппарат. Причем до прилипания аппликатора инструмент не следует смещать, необходимо его плотно удерживать в нужном положении, а затем, после наступления адгезии, уже в процессе роста зоны замораживания можно или слегка надавливать на опухолевую ткань, или оттягивать ее криоинструментом. Адгезия возникает и в том случае, когда к влажной поверхности тканей прикладывается аппликатор при отрицательной температуре от 0° до –80°С, однако по мере понижения температуры прилипание имеет все меньшую и меньшую силу, а в диапазоне ниже - 120°С полностью отсутствует.

В процессе понижения температуры криоаппликатора в контакте с тканью, даже если адгезия в начале была обеспечена, прилипание, обусловленное этим эффектом, по мере прохождения отметки  минус 100°С постепенно исчезает, механический контакт и теплопередача ухудшаются. И, к сожалению, при достижении инструментом сверхнизких температур, когда, казалось бы, и должно происходить самое интенсивное замораживание, оно может прекращаться вовсе. Криоаппликатор свободно отсоединяется от поверхности зоны охлаждения.

  • Выход из этой ситуации один – добиться «вмораживания» механического захвата рабочей части криоинструмента непосредственно самими охлаждаемыми тканями или жидкостью, используемой в качестве проводника холода. Ведь  богатые водой мягкие биологические ткани, замерзая, естественно расширяются. Поэтому достаточно даже слегка вдавить еще теплый аппликатор в ткань, и одновременно с её замораживанием инструмент окажется надежно захваченным заледеневшими твердыми окружающими тканями. Вмороженным в ткани инструментом реализуется и фаза отличной теплопередачи при наличии адгезии, и при самых низких температурах продолжается охлаждение без разобщения контакта инструмента с тканью с любой нужной экспозицией. В качестве захватывающего рабочую часть криоинструмента у тканей и теплопроводящего субстрата может выступать  любая жидкость, обильно нанесенная на аппликатор (чаще используется физиологический раствор).[ Кандель Э.И. «Криохирургия».М.,1974]

Абластичность криохирургии

Основное преимущество криохирургии в онкологии в том, что этот метод разрушения злокачественной опухоли абсолютно абластичен, злокачественные клетки при его правильном осуществлении и, само собой разумеется, после него просто не могут распространяться с током крови, лимфы, по межтканевым промежуткам. Может быть единственно слабым местом в этом утверждении является необходимость механически надавливать непосредственно на злокачественную опухоль в начале первого цикла замораживания-оттаивания. Но этого технически легко избежать. При первом замораживании можно использовать криоорошение или кольцеобразные аппликаторы, сочетание аппликации и непосредственного воздействия на опухоль парами хладоагента. Совсем не обязательно при повторных замораживаниях - оттаиваниях одной и той же опухоли применять одинаковый инструмент и метод. [Альперович Б.И. «Хирургия печени и желчных путей». Томск,1997.]

Особенности заживления криохирургических ран

Оригинальность криодеструкции в том, что в ходе операции сразу ничего не удаляется, разрушенная патологическая ткань остается еще длительное время на месте. После многократного глубокого замораживания-оттаивания опухоли постепенно формируется крионекроз, который частично рассасывается, замещается здоровыми тканями, а на поверхности в большей мере отторгается. В первые часы, а иногда буквально за несколько минут после первого охлаждения, возникает довольно выраженная отечность и самой опухоли, и  ближайших окружающих тканей. Отечность играет очень большую роль в обеспечении гемостатических характеристик криодеструкции. Окружающие ткани сдавливаются отеком, за счет этого кровообращение в разрушаемом участке  быстро и существенно ограничивается. В частности именно и поэтому для каждого последующего замораживания опухоли до одних и тех же границ в ходе криодеструкции требуется меньше и меньше времени. Все более ограниченным оказывается теплоприток с кровью.

Разрушенный участок чаще становится темно-бурым, а порой более светлым уже в ходе криогенного разрушения. Темно-бурая окраска разрушенной опухоли-это визуальное проявление стаза и образования тромбов в кровеносных сосудах.

Таким образом, первое, что происходит с опухолью – она, как бы отделяется, отгораживается, обособляется от окружающих тканей. Прекращается ее питание, вокруг нее повышается внутритканевое давление. Все это объясняет, почему криодеструкция оказывается наиболее абластичным методом разрушения злокачественных опухолей. Замораживание и его последствия фиксируют злокачественные клетки. Понятно, что когда вся опухоль заморожена и представляет собой кусок льда, никакой отрыв от нее групп и отдельных злокачественных клеток не возможен, все они фиксированы льдом, крово-  и лимфообращения нет. После первого же замораживания все клеточные мембраны оказываются пораженными и парализованными, возникает слипание клеток, отсоединение отдельных клеток затрудняется. И сразу же присоединяется отечность - внутритканевое сдавление вокруг опухоли, тромбирование сосудов и полное выключение кровообращения в замороженном участке. Крионекроз, если располагается на коже, через несколько дней превращается в сухую корочку и отторгается в среднем через 2-3 недели в зависимости от размеров разрушенного участка. Все это время крионекроз выполняет роль повязки, прикрывает собой рану, поэтому и применение повязок после криодеструкции нежелательно.

Так как крионекротизированная поверхность ткани не способна участвовать в образовании спаек, после криодеструкции не нужно ставить тампоны и различные стенты в просвет полых органов: в гортань, полость носа, - спаек, рубцовых сужений  и стенозов не возникает.

Одной из отрицательно сказывающихся на течение послеоперационного периода особенностей криодеструкции объемных новообразований является то, что массивный крионекроз может долго оставаться влажным, с его поверхности из разрушенной ткани сочится тканевая жидкость.

Заживление криохирургических ран происходит безболезненно, а при отсутствии механического травмирования и абсолютно бескровно. При соблюдении правил элементарного ухода нагноений не бывает.

Эпителий постепенно подрастает под крионекроз. Причем регенерирует не рубцовый заменитель эпидермиса, слизистой оболочки, а специфический для каждой конкретной локализации и функционально полноценный. Например, в полости носа после криодеструкции полностью восстанавливается нежный реснитчатый мерцательный эпителий. Отторжение крионекроза происходит по мере  регенерации эпителия со всех сторон вокруг разрушенного очага.  При небольших площадях крионекроза он отторгается сразу весь, когда под ним уже оказывается восстановившейся здоровая кожа или слизистая оболочка.

К недостаткам киодеструкции можно условно отнести существенные сроки отторжения крионекроза и эпителизации. После криодеструкции новообразований кожи в среднем отторжение происходит на 10-20 день, а окончательное заживление криогенной раны в гортани после криодеструкции раковой опухоли затягивается порой до 3-4 месяцев.

Очень важным преимуществом криохирургии является пластичность заживления. Это проявляется в том, что, не смотря на глубокое разрушение охлаждением патологической ткани, после отторжения крионекроза дефект на этом месте оказывается незначительным, существенно меньшим, чем глубина разрушений. Подвергнутый криодеструкции объем тканей не оказывается просто механически выброшенным из организма с образованием кратера, как при обычной хирургии или лазерном испарении тканей, а за счет длительности заживления восполняется такими же (специфичными для каждого конкретного участка) тканями. Это очень важное преимущество криогенного метода с точки зрения косметологии и для сохранения функциональной полноценности, часто зависящей и от объема пораженного участка ( губа, голосовая складка ).

Общие реакции организма на криодеструкцию

В процессе криогенного разрушения патологической ткани не происходит денатурации белков. Быстро возникает демаркационная линия, отгораживающая разрушенный участок от окружающих тканей. Поэтому отсутствует интоксикация. Температурная реакция, даже после разрушения весьма больших объемов и площадей патологической ткани, не возникает. Можно рекомендовать одномоментное разрушение сверхнизкими температурами сразу большого числа (нескольких сотен) патологических образований единой или разнородной природы. Это весьма важно, если учесть довольно большую длительность периода заживления под крионекрозом, в течение которого крионекроз требует аккуратного отношения, определенного ухода. Отсутствие общих отрицательных реакций организма на криодеструкцию позволяет осуществить одномоментную криодеструкцию в большинстве случаев сразу всех имеющихся  опухолевых образований на коже и доступных слизистых оболочках у одного пациента. Криодеструкция не сопровождается торможением кроветворения. Особое значение это приобретает в онкологии, если сравнивать криогенную хирургию с лучевыми и химиотерапевтическими методами лечения. [Вишняков А.А. и др. «Механизмы криозащиты и криоповреждения биологических объектов». Харьков,1984]

Самое главное: после криодеструкции патологической опухолевой или воспаленной ткани запускается механизм стимуляции специфического противоопухолевого, противовирусного, антимикробного, противогрибкового иммунитета. Механизм специфической иммунной стимуляции становится ясен, если вспомнить, что при криодеструкции нет денатурации патологических белков и нуклеиновых кислот. Однако в составе нежизнеспособной (уже чужеродной организму разрушенной холодом) ткани эти патологически измененные структуры, несущие в себе основные характеристики этиологических факторов патологического процесса, становятся антигенами. Длительно находятся в контакте с целостным организмом, здесь проявляется положительный момент значительной продолжительности заживления криогенных ран. Все это время идет реакция отторжения патологической ткани. В результате, специфические антитела не могут активно не продуцироваться, активизируется фагоцитоз, направленный во всем организме против патологических элементов, подобных тем, которые были подвергнуты криодеструкции.

Стимуляция иммунной реактивности после низкотемпературных воздействий объясняет общиеоздоравливающие эффекты криотерапии и криохирургии. Именно в этом и еще  в том, что нечувствительных к криогенному повреждению биологических структур нет в природе, кроется секрет универсальности этого метода лечения. Таким образом, при выборе правильных приемов и режимов криодеструкции удается радикально разрушить местнолокализованную опухоль и доброкачественного, и злокачественного строения любого вида, создать при этом в организме фон, неблагоприятный для возникновения и развития новообразований, подобных разрушенным. Криодеструкция любой опухоли, даже ее части, с обеспечением сохранения контакта девитализированной патологической ткани и целостного организма позволяет, образно выражаясь, показать иммунной системе «врага», но уже в ослабленном виде. Это облегчает формирование индивидуализированных иммунных механизмов борьбы с чужеродным агентом. Криогенное разрушение опухоли, патогенной микрофлоры вполне можно назвать индивидуализированной прививкой против этого новообразования, воспалительного процесса. Следовательно, криотерапевтическими воздействиями удается нормализовать взаимоотношения микробной и грибковой флоры в организме, ликвидировать хронические воспалительные процессы, стимулировать регенерацию нормальных тканей, добиться меньшей восприимчивости к неизвестным еще организму вирусным, микробным агентам, обеспечить наилучший профилактический фон для сохранения здоровья, предотвратить прогрессирование тенденций возникновения опухолей.

И, конечно же, самый пристальный интерес и скорейшее практическое воплощение должны получить меры по профилактике онкологических заболеваний с использованием возможностей, предоставляемых криогенным методом.[Коченов В.И. «Криологическая профилактическая онкология.» Н. Новгород, 2003.]

Простейший криогенный инструментарий

В ветеринарной медицине для доставки жидкого азота наиболее удобны сосуды Дьюара емкостью 5 кг.; 15 кг. Из них азот легко переливать просто через край сосуда, можно применять и специальные заправочные, переливные устройства для жидкого азота.

Для процедуры разрушения папиллом, небольших гемангиом вполне  реально применять криоинструменты, пассивно охлаждающиеся при погружении в жидкий азот. Это просто. И хотя в этом случае реализуется криовоздействие без адгезии, сверхнизкой азотной температуры металла аппликатора достаточно для надежного охлаждения небольших по объему опухолевых проявлений  папилломавируса.

Для удаления более крупных структур на поверхности кожи, слизистых оболочек и внутренних органов можно использовать аппарат «КриоИней» ("Криотек", Москва), с различными насадками – аппликаторами.

Клинический случай

Кот, 10 лет. Плоскоклеточный рак.Кот, 10 лет. Плоскоклеточный рак.

Слева, Справа -Кот, 10 лет. Плоскоклеточный рак.

Через два месяца после лечения.Через два месяца после лечения.

Слева, Справа -Через два месяца после лечения.

Будь в курсе

Copyright © 2018 Ветеринарная клиника доктора Сотникова